bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Ничего Кроме Правды

Из великой книги (перевод не мой, что, надеюсь, заметно):

Маленький, но с виду невредимый звездокатер класса "Мерида" отплясывал в пустоте нечто вроде джиги. Краткий компьютерный осмотр показал, что корабль в норме, его компьютер в норме, но вот пилот сошел с ума.

- Я еще не сумасшедший, я полоумный, полоумный, - бормотал пилот в бреду, пока его переносили на "Золотое сердце".

Он оказался журналистом "Ежедневного сидерического сплетня". Журналисту дали успокоительное и выделили в качестве сиделки Марвина, пока он не согласится взяться за ум и объяснить все толком.

- Я освещал один судебный процесс, - заговорил он наконец, - на Аргабутоне.

И приподнялся на своих худеньких, изможденных локтях, дико озираясь по сторонам. Его седые волосы, казалось, махали каким-то своим знакомым в соседней комнате.

- Спокойствие, только спокойствие, - проговорил Форд.

Триллиан ласково положила руку на плечо журналиста.

Безумец вновь уронил голову на подушку и уставился на потолок лазарета "Золотого сердца".

- Само дело, - выдохнул он, - теперь не имеет значения, но там был свидетель... свидетель... его звали... звали... Прак. Странный, трудный человек. В конце концов они были вынуждены ввести ему наркотик, чтобы добиться правды. Эликсир истины.

Глаза журналиста беспомощно вращались.

- Они дали ему слишком большую дозу, - прошелестел его тихий-тихий шепот. - Слишком чрезмерную. - И заплакал. - Мне кажется, это роботы толкнули врача под руку.

<...>

Его голова бессильно, скорбно моталась из стороны в сторону, глаза мученически пылали.

- А когда заседание возобновилось, - прошептал он сквозь рыдания, - они, к несчастью, отдали Праку ужасный приказ. Ему приказали, - умолкнув на миг, он весь содрогнулся, - чтобы он говорил Правду, Всю Правду и Ничего, Кроме Правды. Вот только, разве не понимаете? - Внезапно приподнявшись на локтях, он вскричал, что есть мочи: - Ему дали слишком чрезмерную дозу!

И вновь упал на подушки с тихим воем: "Слишком чрезмерную, слишком чересчурную большую, чересчурно-чрезмерную..."

Присутствующие переглянулись. По спине у них пробежали мурашки.

- И что же случилось? - спросил наконец Зафод.

- О, не извольте сомневаться: он благополучно сказал правду, - сообщил журналист зловещим тоном, - насколько мне известно, он все еще говорит. Странные, ужасные вещи... ужасные, ужасные! - сорвался он на визг.

Его попытались успокоить, но журналист опять привстал на локтях.

- Ужасные вещи, непостижимые вещи, - вопил он, - вещи, от которых можно с ума сойти!

Окинул собравшихся диким взглядом.

- Или, как в моем случае, ополоуметь. Я все-таки журналист.

- Вы имеете в виду, - тихо спросил Артур, - что говорить правду - ваша профессиональная обязанность?

- Нет, - озадаченно ответил тот. - Я имею в виду, что я соврал, что мне нужно сдавать статью, и сбежал пораньше... - После чего окончательно впал в беспамятство.

В сознание он пришел лишь один раз - и то ненадолго.

Однако от него удалось выведать следующее.

Когда стала ясна суть происходящего и стало ясно, что Праку не удастся заткнуть рот, пока он не скажет всю правду в ее абсолютной и окончательной форме, заседание было закрыто.

И не просто закрыто, но загерметизировано, причем Прак так и остался в зале суда. Здание обнесли стальными стенами, а также - береженого Бог бережет! - колючей проволокой под электротоком, крокодильими болотами и тремя крупными армиями, чтобы преградить словам Прака путь к людским ушам.
Tags: hgttg, jury, quote
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments