bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Они закатывают сцены

Безо всякого повода, просто давно хотел написать.

В Нью-Йорке есть замечательная группа людей под названием Improve Everywhere. Если вы про них не знаете, то просто обязаны узнать! Они устраивают такие массовые публичные приколы (девиз: «Мы закатываем сцены»). Часто это просто приколы без особого сценария и даже особого смысла. Например, «День без штанов», когда в один зимний день они большой толпой разъезжают в метро в одних трусах, или когда они пришли в магазин электроники Бест-бай в одежде, похожей на форму сотрудников магазина, и стали реально помогать покупателям.

Иногда они делают более глубокие вещи, например, Художественная галерея в метро, где каждый объект на обычной платформе метро вдруг стал предметом искусства, например:
Запертая дверца №2
Метрополитен г. Нью-Йорка

Это очень тонкое произведение бросает вызов мнению, что искусство должно быть визуально доступно... Художник исследует бесконечные варианты того, что скрыто за дверцей, позволяя зрителю переосмыслить основополагающие предубеждения...
Постмодернизм чистый воды, но очень добрый, совершенно не агрессивный. Постмодернизм с человеческим лицом.

Но есть у них два совершенно гениальных перформанса. Первый из них — «„Звёздные войны” в вагоне метро»:

http://improveverywhere.com/2010/07/14/star-wars-subway-car/



В нём как раз есть сюжет, и он очень простой: соответствующим образом одетые актёры воспроизводят в нью-йоркском метро сцену из «Звёздных войн». Принцесса Лея едет в вагоне, потом туда входят стормтруперы и (спойлер!) арестовывают её. Потом появляется Дарт Вейдер. Ошалевшие пассажиры смотрят на всё это, в то время как их самих снимают скрытыми камерами.

Посмотрите, это действительно смешно, но кроме смеха, тут-то как раз есть и смысл. Даже несколько. В первую очередь, это конечно же современное вариация борхесовского «Пьера Менара, автора „Дон Кихота”». Там, напомню, писатель Пьер Менар поставил перед собой задачу заново написать «Дон Кихота», не изменяя в том ни буквы. Борхес пишет:
Сопоставлять Дон Кихотa Менaрa с романом Сервaнтесa — значит делать для себя открытия. Последний, например, пишет(«Дон Кихот», часть первая, глава девятая): «…Истина, мать коей — история, соперницa времени, хрaнительницa содеянного, свидетельница прошедшего, поучательница и советчица настоящего, провозвестницa будущего». Составленное в семнадцатом столетии, составленное «непросвещенным гением» Сервaнтесa, это перечисление — лишь риторическая похвала истории. Менaр же, напротив, пишет:

«…Истина, мать коей — история, соперница времени, хранительница содеянного, свидетельница прошедшего, поучательница и советчица настоящего, провозвестница будущего».

История — мать истины. Поразительный вывод. Менар, современник Уильямa Джеймсa, определяет историю не как ключ к пониманию реальности, а только кaк ее истоки. Историческая правда для Менaрa — не то, что произошло, а то, что мы считаем происшедшим.
Точно так же и, скажем, заявление принцессы Леи:
Я — депутат имперского сената и следую на Алдераан с дипломатической миссией!
звучит в нью-йоркском метро совсем не так, как давным давно в далёкой галактике.

Ну, и не менее интересно (с этнографический точки зрения) посмотреть на реакцию простых нью-йоркцев — пассажиров метро. Никто не заступился за несчастную принцессу. Ни один! Хотя и прекрасно знали, чем всё для неё кончится. Нью-йоркцы, я был о вас лучшего мнения.

* * *

Второй гениальный перформанс — «Скачки на карусели»:

http://improveverywhere.com/2011/06/27/carousel-horse-race/

часть 1:


часть 2:


Это прекрасная пародия на абсурд жизни вообще, и на демократические выборы в частности:
«Хотите верьте, хотите нет, но лягушка всё ещё на дистанции!»

«Многие говорили нам, что выставлять кролика на лошадиные скачки — это извращение, это не по правилам. Мы их не послушали, и вот пожалуйста — наше животное пришло первым!»
В переводе это не звучит так очевидно, но по-английски слово race применимо и к скачкам, и к предвыборной гонке.

Хорошо одетые джентльмены с дорогими сигарами собираются делать ставки. Трубач играет стартовую мелодию. Но карусель, конечно, идёт по кругу, и все животные намертво привинчены к полу.

* * *

Резонный вопрос, который может у вас возникнуть: действительно ли они имели всё это ввиду — Пьера Менара в «„Звёздных войнах” в вагоне метро», пародию на выборы в «Скачках на карусели» — и мой короткий ответ на это будет, а какая разница! Настоящий художник — только лишь посредник, он получает вдохновение и преобразует его в слова на бумаге, краски на холсте, сцены в метро. Его произведение даже в момент творения принадлежит ему достаточно условно, но как только он кончил, оно уж точно не его. Оно — наше. И как его понимать, будем решать мы, а не он.

У меня даже есть теория, что это (возможность разных интерпретаций зрителями-слушателями-читателями) и есть главное свойство настоящего искусства.
Tags: borges
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments