bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Остров Рейнсфорда

С тех самых пор, как я научился ходить под парусом, мне жутко нравился сам процесс. Хватал в свои объятия и не отпускал, и я никак не мог надышаться свободным морским воздухом полной грудью.

Как тогда было, так и сейчас есть. И захватывает, и не отпускает, и не могу надышаться.

Поэтому много лет я как-то всерьёз не задумывался, что лодка — это не просто источник наслаждения, но ещё может быть использована как транспорт.

В этом году, правда, я стал более плотно исследовать острова в нашей бухте — Очковый о., о. Пэддока, о. Джорджа — но делал это, честно говоря, скорее чтобы как-то развеселить свою команду.

И вот, пока я изучал карты и лоции и исследовал подходы к этим островам, на меня вдруг снизошло озарение. В нашей бухте есть десяток (а то и два) островов, куда общественный транспорт (паромы) не ходит. Почти все они — часть парка, то есть высаживаться на них разрешается, но реально это можно сделать только на собственной лодке.

Очевидным образом намечается приключение: побывать там, куда большинство людей попасть не может. Сказано — сделано.

В прошлое воскресенье высадились на о. Рейнсфорда и заисследовали его.

Остров Рейнсфорда лежит за Длинным островом, в шести-семи морских милях от нашего яхт-клуба. С высоты выглядит примерно так (фото из Википедии):



Как видно, он состоит из двух, прошу прощения, друмлинов (пологих холмов ледникового происхождения), соединённых узким и низким перешейком, почти пропадающим на приливе. Похожим образом устроены и некоторые другие наши острова (например, Очковый о. и о. Пэддока).

Остров Рейнсфорда на двух морских картах: 1909 года и 2015-го. Какая из них кажется вам большее привлекательной визуально?





Так или иначе, обратите внимание на главное для нас, моряков, отличие: в 1909 году причал был, а теперь нет, остались только развалины.

(Важное замечание по поводу современной карты: коричневым цветом на ней отмечается суша, синим и белым — вода, а зелёным — участки дня, которые обнажаются во время прилива и прячутся под водой во время отлива.)

Остров был назван по имени Эдуарда Рейнсфорда, одного из первых поселенцев, получившего остров в пользовании в 1632 году. Он ничем особым не прославился, в отличии от своего более известного дяди:



Дядя, сэр Ричард Рейнсфорд (1605–1680), был депутатом британского парламента и верховным судьёй. Впрочем, к нашему острову этот сэр имеет отношение весьма опосредованное. Мне просто понравился его портрет.

Сейчас остров заброшен и запущен и входит в состав парковой зоны Островов Бостонской бухты. А до этого он использовался по-разному. После того, как в 1736 году он был куплен государством (Массачусетской колонией), на нём был карантинный пункт для прибывающих в Бостон кораблей, больница, приют для женщин-нищенок, исправительная школа для трудных мальчиков, богадельня. (Этим объясняется название двух географических объектов рядом с островом: Quarantine Rocks — Карантинные скалы и Hospital Shoal — Больничная мель.)

Когда мы подошли к острову, он выглядел примерно так:





Я, честно говоря, как-то по наивности предполагал найти пустынный необитаемый остров. Может быть с развалинами старых зданий, но не более того.

На самом деле всё оказалось гораздо интереснее.

Рассказываю по-порядку.

Первым делом надо было решить, где бросить якорь.



Причала-то уже нет. У парусной лодки под дном большой киль, осадка под два метра в глубину. Вплотную к берегу она стоять не может. Если нет причала, приходится вставать на якорь, и на берег высаживаться на шлюпке.



Остатки разрушенного причала (вид с острова).

У нас было два отягчающих обстоятельства. Во-первых, как оказалось, ни на одной из «моих» лодок в клубе не работах эхолот (прибор для измерения глубины). Эх, а ведь это единственный полезный электронный прибор на лодке! Прямо хоть иди покупай верёвку с грузиком.

Во-вторых, была полная вода — максимальный уровень прилива. А высота прилива у нас немаленькая, в тот день была около 12 футов.

Казалось бы, это хорошо, когда воды много, но я предпочитаю исследовать незнакомые, немаркированные места во время малой воды (максимального отлива). Во-первых, обнажается больше земли, а значит есть больше ориентиров. А во-вторых, если вода будет прибывать, значит будет становиться всё лучше и лучше. В такой ситуации и на мель сесть не страшно — прилив поднимет.

У нас же было наоборот: полная вода, со временем становилось бы только хуже. Но делать нечего. Встали на якорь за развалинами причала, спустили на воду шлюпку-тузик и погребли к берегу.

Тут и выяснилось, что остров совершенно не пустынный. В маленькой бухточке, к которой мы приближались, у самого берега стояло на якоре много моторных лодок. На берегу были какие непонятные конструкции, палатки, в воде плескались дети, взрослые готовили на огне барбекю. Когда мы высадились, я даже заметил совершенно там нелепо выглядевший почтовый ящик.

Пока мы озиралось, ко мне подошёл колоритный немолодой человек, сильно загорелый и обнажённый за исключением шорт и шляпы с пером. «Впервые на острове?» — спросил он.

Я ответил, что да.

Том рассказал, что он уже 57 лет ухаживает за островом: убирает мусор, ставит американские флаги, и почтовый ящик поставил тоже он. «У меня тут бюро находок». А ещё в почтовом ящике оказались старые и новые фотографии острова, которые он нам сразу же и продемонстрировал.



«Ну ты со своими… — он замялся, глядя на мою китайскую-пакистанскую команду и подыскивая слово… — со своими друзьями походи тут, осмотрись. Но учти, остров поддерживать в порядке. Весь мусор за собой убирать».

С этим напутствием мы отправились в путь.

Очень быстро мы набрели на самое, наверное, неожиданное открытие на острове. Слева в бухточке, куда мы причалили, был высокий скалистый берег:



Когда мы туда залезли, то обнаружили на скалах большой количества выбитых надписей типа «Изя и Ося были здесь». При ближайшем рассмотрении некоторые из них оказались весьма старыми ­— начиная с середины девятнадцатого века. И действительно, шрифт совершенно не выглядит современным. А ещё больше не выглядит современным усердие, с которым выбиты эти буквы.



Anna S. Lombard Aug. 27, 1850



H Cuney 1843
Theodore Reed 11.0.11
(1911, надо полагать)
J. H. Lombard. August 26, 1850.
Leonard Seaver Aug. 15, 1852


Кто все эти люди, я не знаю, но было бы интересно выяснить. Так же, как и поразмышлять, по прошествии какого времени вандализм становиться интереснейшим свидетельством эпохи.



Здесь написано больше, и разобрать сложнее. Очевидно, кто-от пытался записать историю острова. И опять-таки на современную надпись непохоже. Перевод того, что я смог разобрать. Некоторые лакуны заполнены по этому сайту, ссылающемуся на исторические документы, куда заинтересованный читатель и отсылается за контекстом.

В 1752 году этот остров стоил 500[?]
Д-р Т. Уэлш [...] 26 лет.
Д-р Д. У. С. Смит был назначен 1[?] июня [18]26 года и всё ещё здесь проживает в 1837 году
(Доктора Уэлш и Смит, в разных должностях, фактически были главврачами острова.)
К. П. Тьюксбери был назначен хранителем острова 1 июля 1841 года

В общем, всё жутко интересно, и надо будет вернуться специально, чтобы более подробно заисследовать все эти надписи.

Ещё одно историческое место. На вершине западного друмлина в 1830-х годах было построено величественное здание, которое в силу его архитектуры прозвали «греческим храмом». В нём, я так понимаю, в разные моменты времени была и больница, и школа для мальчиков, и всё остальное. Вот как оно выглядело раньше:



(Картина маслом английского художника Роберта Салмона «Остров Рейнсфорда, Бостонская бухта», около 1840 г.)



(Недатированная фотография.)

А вот как это самое место выглядит сейчас:



(Продолжение следует.)

P.S. Я сам не фотографировал, положился на членов своей команды. Получилось у них… по-разному. Извините уж. Но зато какая прекрасная картина маслом!
Tags: history, island, rainsford, sail
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments