bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Истинная любовь

В своём рассказе о капитане Джошуа Слокуме я совсем мельком (исключительно за недостатком места) упомянул его первую жену Вирджинию. А она была неординарным человеком, и брак их был на редкость удачным и счастливым. Друзья рассказывали, что когда Джошуа и Вирджиния были вместе на людях, они полностью замыкались друг на друге и не обращали на окружающих никакого внимания.

Слокум и Вирджиния встретились в Сиднее (Австралия) в январе 1871 года. Вирджинии был двадцать один год, Слокуму — двадцать шесть. Как я уже писал, за трёхнедельную остановку они успели пройти весь путь от знакомства на балу до свадьбы.

Вирджиния родилась в Нью-Йорке, откуда её семья иммигрировала в Австралию. Она гордилась тем, что с материнской стороны в её венах текла индейская кровь. Вирджиния любила сказать на коне. Удушливая атмосфера высшего сиднейского общества тяготила её.

Сразу же после свадьбы Вирджиния, не раздумывая, собрала свои вещи и переселилась к Слокуму на корабль. С тех пор у неё уже никогда не было дома на суше. (Я осознал этот поразительный факт, когда писал про Слокума. В четырнадцать лет он ушёл из дома и записался на судно коком, и с тех пор у него никогда не было своего дома. Не было даже почтового адреса.)

Слокум тогда командовал барком «Вашингтон». В качестве медового месяца новобрачные отправились на «Вашингтоне» на Аляску, которая только что стала американской, в рыболовную экспедицию за лососем. Лосося поймали много, но сильный порыв ветра сорвал «Вашингтон» с якоря и разбил об скалы. Восстановлению тот не подлежал.

Тогда Слокум сделал то, что всегда делал в сложной ситуации: построил лодку. Точнее даже три. С командой и с уловом добрался до Сиэтла и даже смог продать его с выгодой.

В каждое следующее плавание Вирджиния отправлялась со Слокумом. По тогдашним это было нетипично, но не удивительно. Поведение Вирджинии, впрочем, отличалось от типичных капитанских жён, которые обычно фланировали по палубе и занимались вышиванием. Вирджиния делала это тоже, она давала образование четырём детям (на борту по её требованию всегда было пианино), но кроме этого она освоила навигацию и помогала Слокуму в управлении судном.

А их сын Б. Аймар рассказывает совсем уж удивительную историю, как они с мамой забавлялись, когда он был маленький: стоя на корме, он приманивал акул банкой на леске, а Вирджиния выносила их из своего револьвера. «Всегда с первого выстрела», — уточняет он. Очень незаурядная была женщина. Так себя жёны капитанов в девятнадцатом веке точно не вели.

Тот же Б. Аймар рассказывает историю, как в 1880 году они приплыли в Гонконг. Слокум командовал тогда 109-футовым кораблём* «Аметист». Подойдя к якорной стоянке, они увидели, что она забита судами со всего мира, с маленьком просветом посередине. Никакого буксира, чтобы помочь встать на якорь, не наблюдалось.

Слокум приказал всей команде приготовиться и поднять все паруса, и сам встал за штурвал. Рядом с ним стояла Вирджиния. Её мнению, её интуиции Слокум доверял абсолютно.

Слокум направил «Аметист» в узкий просвет между торговым кораблём* с одной стороны и тремя кораблями британского ВМФ с другой. На одном из них стоял и наблюдал за этой сценой британский адмирал. Все приготовились к неминуемому столкновению.

Слокум каким-то чудом прошёл в нескольких дюймах от британских кораблей, повернул, прошёл в нескольких дюймах от торгового судна, добрался до просвета на якорной стоянке, резко крутанул штурвал, разворачивая «Аметист» против ветра и тем самым останавливая его, и приказал бросать якорь. «Если бы мать просто повела бы взглядом, всё могло бы кончится совершенно по-другому», — завершает свой рассказ Б. Аймар.

Честно говоря, каждый раз, когда я представляю себе эту сцену, у меня мурашки по коже.

Парусный корабль-красавец, летящий на всех парусах. Узкий вход на якорную стоянку. Джошуа Слокум за штурвалом. Вирджиния стоит рядом с ним. И всё зависит от её взгляда!

Вот это истинная любовь.


Вирджиния Слокум (1849, Нью-Йорк — 1884, Аргентина)

Когда они встал на якорь, Слокум осознал, что допустил нарушение морского этикета — не салютовал британскому адмиралу, проходя мимо него. Он послал адмиралу письмо с извинениями. Адмирал написал в ответ, что человек, который может так провести парусный корабль, не должен извиняться ни перед кем в мире, — и позвал Слокума на ужин. «Вместе с леди, которая стояла рядом».

* * *

Вирджиния почувствовала себя плохо на барке «Акуиднек» в Южной Америке. Слокум отчаянно пытался найти груз для отправки в Австралию, чтобы она смогла повидать своих родных. Не успел. Вирджиния умерла от неизвестной болезни на якоре недалеко от Буэнос-Айреса. Ей ещё не было тридцати пяти лет.

Слокум был безутешен. Через несколько дней он посадил «Акуиднек» на мель, сняться с неё стоило много времени и денег. «Отец стал кораблём со сломанным рулём», — вспоминал его сын.

Слокум сходил с ума от одиночества, от потери. Не знаю, осознавал ли он, насколько важной была Вирджиния в его жизни. Как она научилась понимать его недостатки, останавливать его, направлять в нужное русло.

Слокум ни разу не упоминает Вирджинию в своих книгах. Это было бы слишком больно.

После её смерти он навсегда остался один, и только логично, что судьба в конце концов привела его на палубу «Спрей», и что со «Спрей» он в конце концов и сгинул.

Никто больше не стоял рядом с ним и не поддерживал его своим взглядом.

* * *

*Примечание: под кораблём здесь понимается парусное судно с тремя или более мачтами и квадратными парусами (англ. fully-rigged ship).
Tags: slocum
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment