bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Детская сказка

Мой батюшка как-то написал целую книгу рассказов про маленького мальчика, который живёт в городе Бостоне, и про его семью. У меня вдруг тоже сочинился один рассказик в похожем стиле, только не про мальчика, а про его папу.

Кругосветное путешествие

В городе Бостоне в далёкой стране Америке жил да был один маленький мальчик. Его папа был особенный: не такой, как все остальные папы всех остальных мальчиков.

Дело в том, что этот папа терпеть не мог никаких современных изобретений, устройств и приборов, всяких там виджетов и гаджетов. Он презрительно называл их «новомодными штучками». При виде любого электрического прибора он плевался, а электронные устройства расстраивали его так, что он начинал ругаться нехорошими словами, и мама поспешно уводила мальчика в другую комнату. На работу папа ездил не на машине, а на велосипеде, и письма своим друзьям писал не по интернету, а на бумаге перьевой ручкой. Вот такой у этого мальчика был необычный папа.

Папа очень любил путешествовать, да только путешествия у него не очень получались. Ведь он не мог пользоваться ни машинами, ни поездами, ни самолётами, всеми этими новомодными штучками.

Однажды он решил отправиться в кругосветное путешествие. Потом он сел в своё любимое кресло и долго думал, на чём же в него отправляться. Сначала он думал про велосипед, но потом передумал: ведь велосипед не умеет плавать по морю. Потом он думал про парусную лодку, но потом передумал: ведь парусная лодка не умеет ездить по земле. А потом он вскочил со своего кресла и закричал: Придумал! Я полечу на воздушном шаре.

 

В далёкой стране Америке нельзя просто так взять и полететь на воздушном шаре. Надо сначала получить права лётчика.

Папа пошёл в лётную школу и долго учился. Его даже заставили там полетать на самом настоящем самолёте с двигателем и пропеллером. Папе это очень не нравилось: двигатель самолёта громко тарахтел и вонял авиационным керосином. Папе было очень нелегко, но он держался. Он считал, что в жизни очень важно не останавливаться на полпути и кончать начатое дело, несмотря ни на какие трудности.

И вот наконец папа стал лётчиком, получил права, купил себе воздушный шар, сказал на работе, что вернётся через несколько лет, поцеловал жену и детей, отвязал удерживающий его канат и отправился в кругосветное путешествие.

 

Папа взлетел точно во время восхода Солнца. Пилоты воздушных шаров всегда взлетают точно во время восхода. Если вы спросите их, почему они это делают, они вам ответят, что в этот момент почти всегда ветер полностью утихает, и взлетать проще всего. Это, конечно, полная ерунда. Они это просто так говорят, чтобы вы от них отстали. Они же все опытные пилоты, все учились в лётной школе и получили свои права. Им ничего не стоит взлететь и приземлиться при любом ветре. Честно говоря, когда поднимается свежий бриз, стволы деревьев раскачиваются, а море покрывается белыми барашками, взлетать гораздо веселее, чем при полном штиле.

Дело совсем не в этом. Просто когда молодое утреннее Cолнце неспешно выглядывает из-за крон окрестных деревьев, из-за волн окрестных морей, когда его лучи, подсвечивая мельчайшие частицы воздуха, неспеша подбираются к поверхности шара и к коже на лице, и весь мир сверкает радостным золотом — тогда пилоты вдруг чувствуют, что их жизнь проходит не напрасно. Пилоты воздушных шаров все сплошь очень романтичные люди, просто они не любят это показывать.

Папин воздушный шар был раскрашен в разные яркие цвета. Пилоты воздушных шаров всегда раскрашивают их в разные яркие цвета, потому что они очень радостные люди и хотят поделиться своей радостью со всеми. Вот вы, разве вы не радовались бы жизни, если могли бы летать по небу? Я уверен, что радовались бы! И наверняка взлетали бы на восходе и красили бы свои шары в разные яркие цвета.

Папа сидел в своей гондоле — корзинe, сплетённой из ивовых прутьев, смотрел по сторонам, радовался жизни, и то включал, то выключал горелку. Когда горелка включалась, она нагревала воздух в шаре, и он поднимался вверх. Когда горелка выключалась, воздух остывал, и шар опускался вниз. Чтобы управлять воздушным шаром, нужно при помощи горелки найти правильный баланс между верхом и низом, теплом и холодом. Папа считал, что в жизни всегда очень важно найти правильный баланс, и путешествие в воздушном шаре учит его этому незаменимому жизненному умению.

Папин воздушный шар летел туда, куда его нёс ветер. Ведь воздушным шаром нельзя рулить: у него нет ни руля, ни парусов.

Ветер нёс его сначала над Америкой на север, а потом на восток через Атлантический океан. Атлантический океан, кстати говоря, довольно большой. По крайней мере, так кажется тем, кто ещё не долетел до Тихого океана.

Перелететь через океан занимает много-много дней. Сколько, зависит от ветра. Может двадцать, а может и сто пятьдесят.

Папа никуда не спешил. Его устраивало и двадцать, и сто пятьдесят. Каждый день он отмечал крестиком на карте, где он находится, и удовлетворённо хмыкал. Если бы папа куда-то спешил, он никогда в жизни не полетел бы на воздушном шаре.

Как же папа узнавал, где он находится? Ведь у него не было никаких навигационных приборов. Папа отказался брать с собой любые вещи, которым для работы нужны батарейки. Когда другие взрослые дяди спрашивали его, в чём причина столь странного решения, он отвечал им, что это небезопасно: а вдруг батарейки кончатся? В таком серьёзном деле, как кругосветное путешествие, нельзя полагаться на то, что может неожиданно взять и кончится! Но про себя он думал, ишь чего выдумали, все эти новомодные штучки! Путь лучше на земле остаются! Целее буду.

Вместо новомодных штучек у папы был с собой секстант великого американского капитана Джошуа Слокума. Он купил его как-то в Бостоне в лавке старьёвщика.

Между нами говоря, капитан Слокум пошёл ко дну вместе со своим кораблём и, надо думать, своим секстантом. Как папа мог поверить, что это секстант Слокума, ума не приложу. Но секстант был действительно очень старый, сделанный лет сто или двести назад, совершенно раздолбанный, и потому стоил недорого.

Днём папа доставал секстант, измерял высоту Солнца над горизонтом и принимался за вычисления, чтобы определить своё местоположение. Ночью папа дожидался, когда погаснет горелка, доставал секстант, находил какую-нибудь звезду покрасивее и тоже пытался измерить её высоту над горизонтом. Это у него никогда не получалось: ночью над океаном очень темно, и горизонта не видно. Тогда он ждал, когда взойдёт Луна, и измерял расстояние между звездой и Луной. Чтобы по этим измерениям понять где находишься, нужно было проделать ещё более сложные вычисления. Папа ждал когда придёт утро, чтобы стало светло, и принимался за работу. Калькулятора у него тоже не было; логарифмы он считал в своей тетрадке столбиком.

Естественно, к тому времени уже всходило Солнце, и вполне можно было бы измерить его высоту секстантом, а результаты ночных измерений взять да и выкинуть. Но папа считал, что в жизни очень важно не останавливаться на полпути и кончать начатое дело, несмотря ни на какие трудности. А вот вы всегда кончаете начатое дело?

Когда у папы после всех его вычислений оставалось свободное время, он раздевался, нежился на солнышке и читал свои любимые книги: «Остров сокровищ», «Маленький принц», «Физика воздухоплавания» и «В одиночку вокруг света».

Иногда хорошая погода кончалась. Температура резко падала, поднимался шквалистый ветер, в лицо летел ледяной дождь. Тогда папа срочно прятал свои книги в специальный сундучок, который стоял у него в гондоле, надевал резиновую куртку, резиновые штаны и резиновые сапоги, и героически управлял воздушным шаром в такую непогоду.

Честно говоря, управлять там было особо нечем. Ведь у воздушного шара нет ни руля, ни парусов, только рычаг, чтобы включать и выключать горелку. Папа героически стоял и управлял этим рычагом, пока шторм не проходил мимо.

Когда это происходило, папе было холодно и мокро, но он всё равно радовался жизни. Он стоял с дурацкой улыбкой на лице. Он открывал рот и пил капли дождя. Он слушал свист ветра и стук капель о поверхность шара, как будто это был концерт самого известного дирижёра. Чтобы успешно управлять воздушным шаром, говорил папа, обращаясь к птицам и к тучам, самое главное — слиться с воздухом и с ветром, стать с ними единым целым.

 

Папин шар летел, куда его нёс ветер. Безбрежные просторы Атлантического океана сменялись под гондолой зеленью лесов и полей Ирландии и Британии, каналами Голландии, белыми шапками альпийских гор.

Над швейцарскими Альпами подул очень сильный ветер. Папа заснул, а когда проснулся, ветра больше не было, зато стоял густой-густой туман. Ничего не было видно ни сверху, ни снизу, ни по бокам. Воздушный шар летел как будто в вате. Папа протянул руку и потрогал туман. Он и был как вата на ощупь, только влажный.

Из-за тумана у папы не было никакой возможности понять, где он находится. В тумане секстанты не работают. Но, честно говоря, даже если бы папа и смог бы воспользоваться своим антикварным секстантом, он был настолько раздолбан, что вряд ли бы даже страну смог бы показать правильно.

Прошло несколько часов, и туман начал подниматься. Сверху всё было ещё покрыто клочьями серой ваты, а внизу уже виднелись зелёные луга и распаханные поля. Но папа всё равно не мог понять, где он находится: луга и поля встречаются в самых разных странах на самых разных континентах.

Внезапно из тумана в папином направлении вынырнули два истребителя МиГ-29 c красными звёздами на крыльях и красно-зелёными флагами на хвостах. Папа сразу узнал их: когда он ходил в лётную школу, его заставили выучить, как выглядят самые разные самолёты. Вот ему и пригодились эти казалось бы совершенно бесполезные знания.

Истребители покачали крыльями, как будто приветствуя папу. Папа улыбнулся и помахал им в ответ.

Истребители описали большой круг вокруг воздушного шара и снова покачали крыльями. Папа снова помахал им в ответ.

Он совершенно не ожидал такой встречи. Папа вообще не ожидал никаких встреч. Он никому не рассказывал о своём путешествии и ничего не писал о нём в интернете. Ещё бы: у папы же и компьютера не было!

Но люди всё равно как-то узнавали о нём. В американском штате Нью-Гемпшир навстречу папе поднялись десятки других воздушных шаров, и несколько часов они летели вместе над нью-гемпширскими горами, заполняя небо своими яркими разноцветными шарами, и махали друг другу руками. А когда папа пролетал над голландским городом Эйндховеном, дети запустили три тысячи разноцветных воздушных шариков, и папа очень смешно уворачивался от них.

Но всё-таки военным парадом его встречали впервые. Папа улыбался, потирал руки и думал: Какой же замечательной идеей было отправиться в кругосветное путешествие! Столько всяких интересных и неожиданных вещей со мной происходит!

А в это время отважные пилоты истребителей повторяли по радио на разных языках: «Внимание! Вы нарушили государственную границу Республики Беларусь! Немедленно покиньте белорусское воздушное пространство!»

Папа не мог их услышать: ведь у него не было радио. Но даже если бы он их и услышал, то всё равно не смог бы выполнить их просьбу. У воздушного шара нет руля и парусов. Только рычаг, чтобы включать горелку.

Вдруг из-под крыла ведущего МиГа отсоединилась ракета и полетела в сторону папы. Папа увидел сначала красные звёзды, нарисованные у неё по бокам, а потом её тупой и покатый белый нос. Это было последнее, что увидел папа.

Маме даже не отдали папины останки. Останков не осталось. От взрыва самонаводящейся ракеты Р-77 «Гадюка», изготовленной на Петрозаводском машиностроительном заводе им. Чкалова, и папа, и его гондола, и сундучок с его любимыми книгами, и даже знаменитый секстант великого капитана Слокума, — все они разлетелись на мельчайшие кусочки в сером бескрайнем белорусском небе, слились с облаками и туманами.

 

Мама написала некролог в самой главной газете города Бостона.

Я горжусь героическим поступком своего мужа. Он погиб, занимаясь любимым делом. Он хотел слиться в одно целое с ветром и с воздухом, и он своего добился. Он всегда добивался своего. Но всё-таки до чего же глупая, бессмысленная смерть! Зачем было лететь вокруг света на воздушном шаре? Почему нельзя было просто купить билет на самолёт?
Tags: fly, slowlife, text
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments