bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Школа

...домашнее задание: опиши челюсть крокодила, язык колибри, колокольню Новодевичьего монастыря, опиши стебель черемухи, излучину Леты, хвост любой поселковой собаки, ночь любви, миражи над горячим асфальтом, ясный полдень в Березове, лицо вертопраха, адские кущи, сравни колонию термитов с лесным муравейником, грустную судьбу листьев — с серенадой венецианского гондольера, а цикаду обрати в бабочку; преврати дождь в град, день — в ночь, хлеб наш насущный дай нам днесь, гласный звук сделай шипящим, предотврати крушение поезда, машинист которого спит, повтори тринадцатый подвиг Геракла, дай закурить прохожему, объясни юность и старость, спой мне песню, как синица за водой поутру шла, обрати лицо свое на север, к новгородским высоким дворам, а потом расскажи, как узнает дворник, что на улице идет снег, если дворник целый день сидит в вестибюле, беседует с лифтером и не смотрит в окно, потому что окна нет, да, расскажи, как именно...

Есть очень-очень мало книг, которые я неоднократно перечитываю. «Школа для дураков» — одна из таких книг. Не знаю даже и почему. Наверное чувствую какую-то близость к главному герою, ученику спецшколы такому-то. А вы не чувствуете?

И размышляя о названии книги, поневоле доверяешься объяснению, приведенному в самой книге: Дорогой автор, я назвал бы вашу книгу ШКОЛА ДЛЯ ДУРАКОВ; знаете, есть Школа игры на фортепьяно, Школа игры на барракуде, а у вас пусть будет ШКОЛА ДЛЯ ДУРАКОВ. То есть «школа» здесь используется в смысле «руководство», и дураки не ученики спецшколы, а мы, читатели. Не для них книга, а для нас. Не про них, а про нас.

Каждый раз не могу не налюбоваться на литературное мастерство Саши Соколова, который очень лихо демонстрирует, что пространство и время не имеют ни направленности, ни упорядоченности. Действие происходит всегда и везде. А вот на этот раз я наконец заметил (уже давно заметил, ещё когда-нибудь замечу), что и с персонажами серьёзная проблема. Двоится далеко не только главный герой, но и учитель географии Павел-Савл, и дачный почтальон Михеев-Медведев — а ведь говорят ещё, что он и есть Насылающий Ветер, то есть на самом деле и троится даже — и ведьма-соседка-завуч Трахтенберг-Тинберген, и главные женские романтические образы, Вета Акатова — ветка акации — ветка железной дороги я Вета беременная от ласковой птицы по имени Найтингейл я беременна будущим летом и крушением товарняка вот берите меня берите я всё равно отцветаю это совсем недорого — и Роза Ветрова, роза ветров. Высший пилотаж!

А может быть мне просто жутко симпатична любовь главного героя (главных героев) к велосипеду.

Оглянись и признайся: плохо или хорошо было вечером, в сером свете, въезжать в рощу на велосипеде? Хорошо. Потому что велосипед — это всегда хорошо, в любую погоду, в любом возрасте.
Tags: book, quote, sokolov
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments