bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Визит молодого человека

На выходных старшенький вдруг заехал в гости из уездного города Н., где он проходит летнюю стажировку, и не один, а с парой приятелей: индийцем Роном и китаянкой Алисой. Я, естественно, взял их пройтись под парусом.

* * *

Мой старшенький много лет занимался хождением под парусом, и он совсем не профан в этом деле, но его манера управления лодкой очень интересная. Он принимает какие-то свои решения в своём внутреннем мире, недоступном моему пониманию, сохраняет невозмутимое спокойствие и совершенно не реагирует на события в реальном мире. Этакий дзен-рулевой. Прямая мне противоположность.

И вот идём мы против ветра — крутым, так сказать, бейдвиндом. Старшенький — на румпеле. Лодка, как ей и положено, круто кренится. Я сижу на нижнем, подветренном, борту, и смотрю вперёд, чтобы мы никуда не въехали ненароком.

И вот я вижу, что лодка начинает крениться всё больше и больше. Ну, бывает, может ветер поменялся. В такой ситуации рулевой должен повернуть лодку ближе к ветру, и этим уменьшить крен.

Рулевой, однако, сохраняет олимпийской спокойствие и ничего не предпринимает.

А может, и предпринимает (я не вижу), но явно что-то не то.

Лодка кренится всё больше и больше, и очень скоро (примерно через столько времени, сколько у вас заняло дочитать до сюда) океанская вода начинает лениво переливаться через борт.

Такое со мной бывало, хоть и нечасто. Я недоумённо смотрю на это дело и жду, что рулевой наконец-то выпрямит лодку. Я не хочу советовать молодому человеку, он в таком возрасте, когда лучше выразить ему полное доверие.

Рулевой сохраняет олимпийской спокойствие и ничего не предпринимает.

Проходит ещё несколько секунд. Борт пропадает в воде, и я отчётливо вижу, как весь Атлантический океан начинает вливаться в лодку. На этом месте моё терпение кончается. Я, не глядя, протягиваю руку (такое впечатление, что откуда-то из-под воды, хотя на самом деле она только до меня долилась), нащупываю румпель и одним движением выпрямляю лодку.

Воды выливается обратно в океан. Крен лодки выправляется до нормальной величины. Рулевой продолжает рулить, как будто ничего не произошло.

И только жена смотрит на меня неодобрительно.

Жена не одобряет присутствия океана в лодке. Жена полагает, что океан должен быть снаружи.

Я с ней согласен.

* * *

На обратном пути мы видим лодку, крепко севшую на мель. На подводных скалах рядом с Замковым островом, за зелёными маркерами "7" и "5А".



Это хорошо известная (и хорошо отмеченная!) мель, и они безусловно виноваты сами, но у меня всё равно сжимается сердце от сочувствия к ним. Я писал о чувстве ужаса и холодной безнадёги, которое охватывает, когда садишься на мель. По крайней мере мне повезло (будем так считать), я сел на мель на малой воде — на полном отливе. Достаточно было подождать двадцать минут, и прилив поднял нас.

Но вы посмотрите на этих несчастных! Лодка лежит на скалах, и моряки гуляют пешком! Они явно сели мель уже давно, когда скалы были ещё под водой. Отлив продолжал отливать, делая их положение всё хуже, все унизительнее.

Оказаться на мели — очень точная и очень жестокая метафора жизненных невзгод. Лодка на скалах, как рыба на суше, лежит совершенно беспомощная. Скалы перетирают дыру в корпусе, и моряки ничего не могут поделать.

Что может быть хуже полной беспомощности? Если увидите кого-то на мели, не проходите мимо. Отбуксируйте их на глубокую воду.

* * *

Девушку Алису укачало по дороге. Я выдал ей последнюю таблетку драмамина из своих запасов. Драмамин (и высадка на Очковый остров) вроде бы помогли. Девушка пришла в себя, рулила лодкой, строчила в снэпчат, но по приезде домой рухнула как убитая и проспала двенадцать часов. Сыночек со своем другом Роном начали уже подшучивать надо мной — а уверен ли я, что таблетка была именно драмамином?! — да я и сам начал уже волноваться.

Утром следующего дня Алису кое-как растолкали, и мы посадили всю компанию на автобус и отправили обратно в уездный город Н.

Вернувшись домой, жена разгадала секрет необычайно сонливости китайской девушки Алисы.

Это был вовсе не драмамин. У неё под кроватью лежала выпитая на две трети бутылка красного итальянского вина.

Я оскорблён до глубины души. Приехать в гости с бутылкой и не предложить хозяевам?!

Вот она, современная молодёжь.

Никаких нравственных устоев.
Tags: children, photo, sail
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment