bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Три дня

Человек предполагает, а Бог располагает.

Я уже несколько лет хочу дойти под парусом до Провинстауна, прикольного городка на самом конце Мыса Трески. Проблема в том, что до туда 50 миль, и при не очень сильном ветре можно за день и не успеть. В прошлом году я открыл бухту по дороге, где можно переночевать (город Сичуит), и в этом году специально запланировал путешествие на четыре дня, с пятницы по понедельник, чтобы успеть уже наверняка и без неуместной спешки.

Неудивительно, что «наверняка» не сработало.

Сначала моя команда завила, что может начать только во второй половине дня в пятницу. Это уже нанесло значительный удар по моим планам.

А потом пришёл прогноз погоды, и в нём был слабый и неубедительный ветер в субботу, а потом приходящий с юга тропический шторм Гермина с сильным ветром в воскресенье и очень сильным ветром и большими волнами в понедельник.

В результате в Провинстаун идти не рискнули,1 путешествие сократили с четырёх дней до двух с половиной, и сделали этакий треугольник по ближним Бостонским пригородам — Сичуиту на юге и Салему на севере.

Обидно, что в этом году опять не получилось (будем пробовать в следующем!), но путешествие вышло вполне себе интересным, грех жаловаться. И каждый день был особенным, непохожим на предыдущий.

День первый. Закат и тьма

Мы вышли около пяти, и сначала был ветер, — пусть в лицо, пусть надо лавировать галсами, но ветер, — розово-серое небо впереди и закат за спиной, один из тех насыщенных цветами закатом, что слепят глаза и выворачивают душу наизнанку.


Закат над Бостоном и Бостонской бухтой

К восьми вечера мы прошли мимо Бостонского маяка и вышли из Бостонской бухты в открытый океан.2 Тут как раз резко кончился ветер и стало темно.

Болтаться в темноте на одном месте не имело большого смысла, и я наступил на горло собственной песне и включил двигатель.

В Сичуит мы уже ходили в прошлом году, но ночью всё не так как днём.

Днём плывёшь в мировом океане, чувствуешь себя его частичкой.

Ночью плывёшь в пустоте.


Бостонский маяк в сумерках

Справа видны невнятные огни береговых поселений, просто точки света без формы и смысла. Слева, сзади и спереди — бесконечная чернота, начиная прямо от борта.

Буйки и маяки перемигиваются во тьме, кто тускло, кто ярко, с разной частотой и разным цветом. Идёшь от буйка к буйку, держишь по компасу курс во мрак, пока не разглядишь мигание следующего буйка. Мигает зелёным цветом каждые две с половиной секунды? Это наш, рулить на него.

Чувствуешь себя космонавтом, проплываешь во тьме от звезды к звезде.

Время от времени из-за невидимого горизонта появляется какое-то судно — скажем, скоростной паром с яркими фарами на носу, и вообще, ярко освещённый. Сначала кажется, что зажглась новая, ярчайшая звезда. Она движется к тебе в абсолютной тишине, увеличивается в размерах, потом распадается на созвездие огней, и кажется что они идут прямо на тебя, и бежать бесполезно. Но вот паром проносится мимо (теперь уже видно, что на почтительном расстоянии) и мы снова остаёмся одни в космическом пространстве.

Проплываем мимо чёрного силуэта маяка Майнот и постепенно доходим до красно-белого буя «SA» (одна короткая и одна длинная вспышка, буква А азбукой Морзе), обозначающего подход к Сичуитской бухте.

Дальше — новое приключение. Узкий фарватер, вход в бухту, обозначен неосвещёнными буйками. По обе стороны от них — мели и подводные камни. Мы стоим на носу с фонариком, отчаянно выискиваем следующую пару буйков, отражающийся от них красный и зелёный свет. Очередная пара найдена, медленно проходим между ними и начинаем искать следующую.

Наконец, швартуемся на муринге. Начало двенадцатого ночи.

День второй. Медленный


Выход из Сичуитской бухты

Суббота подтвердила прогноз. Ветер был хилый, но на юг идти мы не рискнули, а вместо того двинули на север, в город Салем (куда я тоже уже ходил в прошлом году, не без приключений) — чтобы дальше от дома в преддверии надвигающегося шторма уже не отдаляться.

Медленный ветер способствует медитации. Мы еле тащились со скоростью узла три — хорошо ещё что хоть три вышло — иногда побольше, а иногда и поменьше — и ещё хорошо, что ветер был северо-восточным, и обошлось без смены галсов. Хотя мы и были почти всё время на грани, восточнее забрать было некуда: против ветра яхта идти не может.

Пройти двадцать четыре мили у нас как раз и заняло восемь часов. Те, кто искал медленной жизни (я), её получили сполна.

В этот день мы больше всего отдалились от земли. Крошечные небоскрёбы и крошечные маяки Бостонской бухты маячили где-то на горизонте, да и многочисленные белые паруса других яхт тоже были где-то далеко. Мы были одни в компании волн, бинокля и компаса.

Последние два часа, если не больше, ушли на навигацию по Салемскому заливу, усеянному островками, скалами и подводными камнями. Прямая противоположность маленькой, простой и незатейливой Сичуитской бухте: вот в Салем бы ночью я входить не хотел бы!

День третий. Быстрый

В воскресенье я проснулся от того, что меня качало. Обещанный сильный ветер, передовой фронт тропического шторма Гермины, материализовался ночью. Пора было смело отступать отступать домой, пока не пришла настоящая непогода.

Ах, какой это был день! Солнце, волны, ветер. Лодка летела птицей, взбиралась на гребень каждый волны и потом неслась вниз, весело поднимая сверкающие на солнце брызги.

Ветер был опять северо-восточный, узлов под давадцать на глаз, волны где-то метр высотой, и делали мы узлов шесть, если не больше.

Океан был пустым. Пару часов мы были единственной лодкой, по крайней мере единственной парусной лодкой. Потом вдали показался парус, шедший встречным курсом, быстро просвистел мимо, и мы опять остались одни. Весь океан был наш. Одиночество особенно сладко, когда оно абсолютное.

Шесть узлов — это не просто в два раза больше чем три. Это разница между разочарованием и восторгом. С таким ветром мы бы легко дошли до Провинстауна за один день. Да что там! С таким ветром можно идти вечно!


В окрестности красно-белого буя «BG», отмечающего подход к Маяку Грейвза

Но вечно идти не получилось. Мы вошли в родную бухту — там уже было много других парусов — пронеслись по ней с ветерком и встали на клубный муринг. Расстояние, которое заняло вчера восемь часов, сегодня преодолели за четыре с половиной.

А на следующий день был ветер 30 узлов и трёхметровые волны. Или даже больше чем трёхметровые.

Пожалуй, мы правильно сделали, что вернулись раньше времени.

* * *

Жалко, что Мыс Трески опять оказался недосягаем. Будет, к чему стремиться в будущем.

Но эти три дня всё равно были прекрасны.

Спасибо моей команде, Славе и Сергею, за всё — в том числе за фото и видео в этом посте. Надеюсь, они получили не меньше удовольствия, чем я, и научились не меньшему количеству новых вещей, чем я. А может они как-нибудь опишут свои впечатления, было бы очень интересно почитать, посмотреть на наше приключение их глазами.

Под конец — маленькое видео, снятое Сергеем, которое хоть чуть-чуть, но передаёт атмосферу третьего дня. И одинокий встреченный нами парус туда тоже попал.



А это наш маршрут (карта кликабельна). Получился почти равносторонний треугольник: 20 миль в пятницу, 24 в субботу, 23 в воскресенье. Можно и не много миль, зато все наши и ничьи больше.









1Когда мы садились в лодку, Эрик, работник яхт-клуба и вооще клёвый чувак, спросил меня о предполагаемом маршруте.

Я: А почему вы интересуетесь?

Он: We need to know where to look for the debris field. (Нам надо знать, где искать обломки.)    (обратно)

2Честно говоря, это не совсем открытый океан, а большой полукруглый залив, называющийся Массачусетским заливом, но он достаточно открыт океанским ветрами и волнам, и мне приятно считать его открытым океаном.   (обратно)
Tags: photo, sail, sunset, trip
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments