bluedrag (bluedrag) wrote,
bluedrag
bluedrag

Наши острова: Остров Джорджа

Как-то раз, одним погожим сентябрьским днём, мы очень неспеша шли под парусом по Бостонской бухте. В лодке со мной был мой досточтимый батюшка, который приехал к нам в гости из Москвы и искал новых впечатлений, и Серёга, любезно согласившийся помочь с управлением лодкой.

Вдруг ветер иссяк окончательно. Волны от проходящих мимо моторных лодок болтали нас неприятным образом. Было ясно, что пора высаживаться на какой-нибудь остров и исследовать его. В московской батюшкиной жизни такого рода впечатлений явно не хватает.

Я развернул карту и стал подыскивать какой-нибудь интересный остров, на котором мы ещё не были. У меня мысленно был давно заготовлен списочек, можете не сомневаться!

Но, начав обсуждать это со своей командой, я вдруг осознал, что никто из них ни разу не был на острове Джорджа. Ну, допустим, батюшке простительно, но Серёга-то! Как же можно годами жить в Бостоне и не побывать на острове Джорджа? Я бы сказал, что это самый интересный для неформального исследования остров: там и хорошо сохранившийся форт, и прекрасные виды, и даже туалеты и какая-то еда на продажу. И попасть туда легко на пароме… ну или на парусной лодке.

Так что было решено: я просто обязан был показать им остров Джорджа! Тем более, что мы болтались у Длинного острова, и остров Джорджа был практически за углом. Я врубил двигатель, и мы отправились туда.

Я-то сам бывал там неоднократно, последний раз два года назад. Компания, где я тогда работал, каждый год устраивала на острове Джорджа летний корпоратив. Для этого они фрахтовали паром, и большинство народа им и пользовались, но я предложил желающим отправиться со мной на яхте. К моему удивлению, в желающие записалось 24 человека. В результате нам пришлось взять две самые большие лодки в нашем клубе, две Cal 39, и поставить их бок о бок на бочке у острова:



За последнюю зиму все бочки в бухте куда-то исчезли, так что на этот раз нам пришлось вставать на якорь. Это оказалось не так-то просто: дно там быстро уходит вниз, так что приходилось держаться близко к берегу и при этом учитывать, что сейчас прилив и что ветер может поменяться и начать дуть к берегу. А подходящие места были, естественно, уже заняты двумя другими лодками.

Так что мы как-то воткнулись слева от них, ближе к фарватеру между островами (тоже неидеально!), я решил надеяться на то, что ветер не изменится, и мы отправились исследовать остров.

* * *

Займёмся этим исследованием и мы с тобой, читатель! Чтобы помочь нам сориентироваться, начнём с фотографии всего острова, вид с вершины соседнего острова Рейнсфорда. Мы кинули якорь слева от причала, где-то на уровне самой левой лодки на фотографии или даже ещё левее.



Первоначально остров назывался островом Пембертона — по имени владевшего им некоего Джеймса Пембертона. Однажды, когда в суде был оспорен факт этого владения, он смог доказать, что поселился на острове за два года до прибытия пуритан-основателей Бостона в 1630 году, и с тех пор непрерывно жил там.

К 1710 году остров был переименован в остров Джорджа, по имени известного бостонского купца и члена горсовета Джона Джорджа («Джордж» — это фамилия у него такая) — по всей видимости, того самого Джона Джорджа, который от имени деловых кругов Бостона подал петицию правительство Массачусетской колонии об

основании Маяка и Фонаря на некотором Мысе у Входа в Бухту Бостона для направления Кораблей и Судов в Ночное время направляющихся в вышеозначенную Бухту.


Для желающих оценить старомодный шарм оригинала:

Erecting of a Light Hous & Lanthorn on some Head Land at the Entrance to the Harbour of Boston for the Direction of Ships & Vessels in the Night Time bound into the said Harbour.


Меньше чем за три года с момента подачи петиции правительство успело её одобрить, профинансировать, построить маяк и запустить его в эксплуатацию. Это был, естественно, Бостонский маяк неподалёку — первый маяк в Северной Америке.

Некий Фредерик Браун, побывав на острове Лжорджа в 1819 году, написал о нём целую поэму:



Такой высокий штиль мне перевести затруднительно; попробую хотя бы подстрочник:

Остров Джорджа воспой, о муза,
Чей величественный южный берег
Защищает корабль от сурового вихря
Пока шторм не прекратится.

А пассажир здесь может найти
Всё, чего только не пожелает;
Книгу для развлечения души
Или настоящую беззаботность.

Здесь, муза рада сообщить нам,
Можно найти подлинный комфорт.
Здесь любит проживать настоящая учтивость,
И удовольствия здесь многочисленны.


(На этом он не останавливается, а всё пишет и пишет, и само это стихотворение — часть гораздо большей «Прощальной поэмы» о Бостонской бухте.)

Очевидно, в его времена на острове были какие-то здания и какие-то услуги для отдыхающих и пассажиров проходящих мимо судов.

Всё это, однако, давно забыто, потому что в 1826 году федеральное правительство начало подготовку к строительству на острове форта, который займёт почти весь остров и будет определять его характер. Само строительство началось в 1833 году. Новый форт назвали форт «Уорен» по имени революционного героя доктора Джозефа Уорена (1741–1775).


источник: Википедия

Эдуард Сноу цитирует писателя Питера Перегрина, который, проплывая мимо строившегося тогда уже пять лет форта, оставил такое величественное описание будущего форта, что я просто должен воспроизвести его дословно:

… Океанские Фермопилы, где маленький отряд бостонских янки сможет отбить атаку флота Великобритании так же триумфально, как «бессмертные триста» отбили мириады воинов Ксеркса.


Если в наши дни прошвырнуться по Бостонской бухте на лодке или даже просто посмотреть на навигационную или обычную карту, то совершенно непонятно, зачем вообще там было строить форт, не говоря уже о каких-то там Фермопилах. Остров Джорджа выглядит довольно произвольным местом в бухте, в стороне от главного фарватера (который проходит на севере, мимо Оленьего острова).

Однако этот северный заход в Бостонскую бухту (мимо маяка Грейвз и Оленьего острова) был углублён и сделан пригодным для больших судов только в самом начале двадцатого века. Любопытно, что следующая схема Бостонской бухты (опубликованная в 1923 году или около того) всё ещё показывает «старый» фарватер между островами Джорджа и Ловелла как основной. (Напоминаю, что практическую на любую картинку можно кликнуть, чтобы её увеличить; эту конкретную можно ещё гораздо сильнее увеличить здесь.)


«Бостонская бухта с высоты птичьего полёта», 1923(?) (Бостонская публичная библиотека). Красная точка: остров Джорджа; синие точки: главный фарватер

На самом деле, на этой «карте» много чего интересного, например, размер бостонского аэропорта. Мы с вами это всё обсудим в последующих выпусках.

Сейчас же для нас важно вот что: главный судоходный маршрут, единственный, доступный большим судам, многие сотни лет проходил между островом Ловелла с одной стороны, и островами Джорджа и Гэллопа с другой стороны. Фарватер между этими островами до сих пор называется на навигационных картах The Narrows (narrow — узкий): он пример 320 метров шириной. В этом контексте, сравнение с Фермопилами выглядит абсолютно точным: форт на Джордже может держать под полным контролем движение кораблей в Бостон и из Бостона.

* * *

Армейским инженером, ответственным за постройку форта, был полковник со странными именем Сильванус Тайер (1785–1872). Он известен тем, что стоял у основ Вест-Пойнт, старейшей военной академии США. Как мы узнали в рассказе об острове Пэддока, его помощником в 1851–1854 годах служил Джордж Эндрюс, в честь которого назван форт на том самом острове Пэддока.


Современная карта острова Джорджа

У большинства островов Бостонской бухты есть свой исторический период, за который их в основном помнят. У острова Джорджа это, несомненно, Гражданская война. К её началу в 1861 году форт был почти доделан: когда туда прибыл гарнизон защищать форт, первым делом им пришлось выносить строительный мусор с плаца. В форте была установлена только одна пушка, и той не хватало боеприпасов.

Если бы южный флот, как того опасались, атаковал бы Бостон, форт не смог бы оказать сопротивления. Атаки, однако, так и не произошло. Вместо этого, форт Уорен стал тюрьмой для южных военнопленных.

Фортом тогда командовал этот солидный джентльмен, ветеран Американо-мексиканской войны (1846–1848) полковник Джастин Димик.


Полковник Джастин Димик (1800–1871) (отсюда)

Полковник Димик предпринимал все усилия, чтобы заключенные не нуждались ни в чём необходимом. В начале войне ему было приказано готовиться к приёму ста пятидесяти пленных. Каково же было его удивление, когда к причале подошёл корабль с более чем восемьюстами человек! Димик лично извинился перед ними и лично отправился в Бостон за продовольствием и одеялами.

Все пленные на протяжении Гражданской войны уважали полковника Димика за его заботу и человеческое отношение и высоко о нём отзывались.

Джей Шмидт в своей книге «Форт Уорен» (каковую я приобрел в сувенирном магазине в форте Уорен) тщательно перечисляет штаты, откуда поступали заключённые: Алабама, Арканзас, Вирджиния, Джорджия, Западная Вирджиния, Кентукки, Луизиана, Миссисипи, Миссури, Мэриленд, Пенсильвания, Северная Каролина, Теннесси, Техас, Флорида, Южная Каролина. Ну ничего себе списочек! Любое туристическое бюро позавидовало бы такому.

Заключённых было два вида: с одной стороны — военнопленные, с другой — политзаключённые: политические деятели Юга, арестованные и брошенные в форт без суда и следствия. Я так понимаю, во время войны Конституция и Билль о правах особо не действовали. «Путеводитель по Бостонской бухте» 1888 года рассказывает одну историю с такой детской непосредственностью, что я не могу не процитировать её дословно:

Самая серьёзная атака на крепость [на форт, то есть] была предпринята приспешниками юриспруденции из Бостона, у которых на руках было требование суда об освобождении одного политического заключённого по хабеас корпус. После того, как им было отказано в транспортировке на правительственном пароходе, они наняли парусную лодку, но, приблизившись к острову, были встречены на причале подразделением гарнизона форта с ружьями наизготовку. Юридические захватчики были вынуждены ретироваться и вернулись в Бостон с пустыми руками.




Список знаменитых южан, содержавшихся в форте, — длинный, но достаточно скучный для людей, плохо знакомых с историей Гражданской войны. Так что расскажу только о парочке особо интересных случаев.

* * *

Один связан с так называемым делом «Трента». Существенной частью стратегией Юга в войне было добиться признания и военной помощи европейских стран. Для этого президент Конфедерации Джеферсон Дэвис послал двух своих эмиссаров, Джеймса Мейсона и Джона Слиделла, в Англию и во Францию. Вот эта сладкая парочка.


Джеймс Мюррей Мэйсон (1798–1871) и Джон Слиделл (1793–1871) (отсюда)

Они выдвинулись из города Чарльстона (Южная Каролина) 21 октября 1861 года и со временем добрались до Кубы, где купили билеты на британский паровой пакетбот «Трент». В ноябре «Трент» был перехвачен северным фрегатом «Сан Джасинто». Его капитан Чарльз Уилкс полагал, что имеет полное право остановить любое судно в нейтральных водах, и досмотреть его на предмет контрабанды. Радио тогда ещё не было изобретено, так что он не мог связаться с командованием на предмет дальнейших указаний; но что-то мне подсказывает, что это бы ничего не изменило.

Так или иначе, капитан Уилкс принял на себя полную ответственность за международный кризис. Группа захвата поднялась на «Трент» и силой доставила Мейсона и Слиделла (с их секретарями) на «Сан Джасинто».


«Сан Джасинто» останавливает «Трент». Гравюра 1887 года (отсюда)

15 ноября они прибыли в Вирджинию и запросили дальнейших указаний из центра. Указания не заставили себя ждать: немедленно выдвигайтесь в Бостон. 24 ноября незадачливые дипломаты-южане со своими не менее незадачливыми секретарями были доставлены в форт Уорен, а капитан Уилс продолжил свои путь в Бостон и «получил там обещанную овацию» (из дневника очевидца).

Великобритания была вне себя и отреагировала ровно так, как в наши дни в похожих обстоятельствах реагирует США: дипломатический ультиматум, усиление военного присутствия в Канаде, угрожающие манёвры королевского ВМФ.

Президенту Линкольну не улыбалась идея воевать на два фронта. Первого января следующего года пленники были без огласки выпущены из форта и препровождены на буксире в Провинстаун. Там, «во время беснующейся метели», они сели на британский шлюп и наконец-то отправились в Великобританию. Дипломатический кризис был разрешён, хотя новые британские подразделения, дислоцированные в Канаде, там так и остались.

Историкам-любителям будет полезно узнать, что случилось дальше: ничего. Мейсон встретился с британским кабинетом, который не проявил к нему никакого интереса. Слиделл имел аудиенцию с Наполеоном III — ровно с тем же результатом.

Вся эта суета: дерзкий рейд капитана Уилкса в открытом море; тюремное заключение; дипломатический кризис; военное-политические манёвры; президент США, поддавшийся на этот шантаж; — всё это решительным счётом ничего не значило. Извлечь из этого урок оставим упражнением для читателя. Для нас важно, что остров Джорджа и форт Уорен сыграли важную роль в этой драме с высокими ставками, «Много шума из ничего».

* * *

Другим высокопоставленным заключенным, на сей раз ближе к концу войны, был вице-президент Конфедерации Александр Стивенс.


Александр Гамильтон Стивенс (1812–1883)

Стивенса арестовали 11 мая 185 года в своём доме в Джорджии, и 25 мая доставили в форт Уорен. Во время своего пребывания в форте он вёл дневник, последний раз переизданный в 1998 году.

Дневник весьма любопытный: из него можно много узнать о том, как выглядел и как существовал в то время форт Уорен,  — и о душевных страданиях самого Стивенса. Вот его только что доставили в форт:

Я был один; в камине горел огонь; в центре стояли стол и стул; в углу стояла узкая кровать, напоминающая нары. Пол был каменным — большие квадратные плиты. Дверь была заперта. Впервые в моей жизни я понял, что я в тюрьме. Я был один.


(Один из комментаторов так отозвался об этом тексте: как будто взято прямо из Эдгара По.)

И ещё, через три дня:

Ужасы пленения, одиночное заключение, ни души, чтобы поговорить, понимание, что меня отрезали непонятно насколько — возможно навсегда — от общения с моими близкими: всё это передать невозможно. Слова абсолютно не в силах выразить страдания души. Сегодня я горько плакал. Нервы и мой дух полностью оставили меня. Да будет воля Твоя.


Стивенс мучался недолго: его освободили в октябре 1965 года. В 1882 году его избрали губернатором Джорджии; вскорости он скончался.


Дверь в форте Уорен (фрагмент)

* * *

Теперь мы перематываем вперёд, в 1957 год. Наличие ядерных бомбардировщиков подорвало стратегическую ценность фортов. Правительство США избавлялось от них, распродавая ненужную более недвижимость. В случае Бостона — острова.

Остров Джорджа был продан на аукционе компании, которая планировала использовать его для хранения ядерных отходов.

Эдвард Сноу (историк и энтузиаст Бостонской бухты, о котором я писал раньше), был в ужасе от этого. Сноу основал со своими друзьями «Общество защиты форта Уорен». Сноу избрали президентом общества; он самоотверженно добивался того, чтобы форт был передан в собственность штата Массачусетс и сохранён для будущих поколений.

Сноу победил в этой битве. В 1961 году форт был открыт для посещения; он стал ядром, вокруг которого в 1971 году был образован штатный Парк островов Бостонской бухты; и в 1996 он превратился в федеральную «Национальную парковую зону островов Бостонской бухты».

Вот карта форта, приготовленная Сноу в 1961 году:



На карте нарисован призрачный силуэт, подписанный The Lady in Black — «Женщина в чёрном». История её такова.

Сноу искренне любил Бостонскую бухту и её острова и искренне хотел передать свой интерес и свою любовь другим людям, взрослым и детям. Чтобы сделать свои рассказы более интересными, он ощущал необходимость добавить в них немножко привидений.

Интересующийся читатель должен прочесть собственный рассказ Сноу в его книге, но вот он вкратце:

Во время Гражданской войны в темницах форта Уорен был заключён молодой лейтенант-южанин. Каким-то образом он смог послать весточку своей молодой жене. Она смогла добраться до города Халла (на материке недалеко от острова Джорджа) и — опять-таки, каким-то образом — пробралась в форт, переодевшись мужчиной. Там она воссоединилась с мужем-лейтенантом. Они попытались прорыть туннель и бежать, но их поймали и привели к командующему фортом, полковнику Димику. Девушка пыталась выстрелить в него, но револьвер взорвался у неё в руке, убив вместо Димика её мужа.

Девушка была приговорена к повешению как южный шпион. Её последним желанием было умереть в женской одежде. Женщин на острове не было, но в конце концов им далось найти чёрную робу, которую солдаты использовали «для развлечения» (хм...). В этой робе её и повесили.

«В последующие годы, — продолжает Сноу, — призрак Женщины в чёрном неоднократно являлся военнослужащим, расквартированным в форте».

Нет никаких оснований считать, что эта история правдива хотя бы частично; впрочем, Сноу никогда этого и не утверждал. Я убеждён, что он сам её и выдумал. (На ютьюбе есть видео, где Сноу рассказывает упрощённый вариант этой истории.)

Сноу любил приводить свои экскурсии в одно кромешно-тёмное помещение в форте и рассказывать там историю Женщины в чёрном, а его помощник (иногда в помощники он брал свою дочку) в правильный момент издавал во тьме страшные звуки.

Со смерти Сноу прошло много лет, но рейнджеры в форте до сих пор рассказывают эту историю. Я сам её слышал, и сам видел бледное лицо моей сотрудницы, дрожащим голосом утверждавшей, что она видела приведение в той самой комнате.

* * *

Мы потратили слишком много времени на изучение истории острова и форта. И хотя её ещё изучать и изучать, сентябрьские дни коротки, и скоро уже будет пора отправляться в обратный путь. Давайте только осмотримся перед отправлением.

Старые огневые позиции, простреливающие фарватер во внешней бухте. На горизонте — острова Большой Брюстер и Малый Брюстер.



Бостонский маяк на Малом Брюстере — тот самый, о постройке которого однофамилец острова Джон Джордж посылал петицию в законодательное собрание штата.



Слева — ещё один маяк нашей бухты, Грейвз.



Да, с вершины форта открываются превосходные виды! Впрочем, из-за этой стратегической позиции форт здесь и построили. Вот танкер, следуя из города Квинси, пробирается по Халлскому проливу, который мы обсуждали в рассказе об острове Пэддока.



Ну и город, конечно, куда же нам без города.





Внутри форта.



Некоторые пушки всё ещё здесь, смотрят в бухту, как и сто пятьдесят лет назад.





Плац. Здесь проводили парады.



* * *

На острове перед фортом мы наткнулись на это странное сооружение, которого я там раньше не видел:



При дальнейшем выяснении выяснилось, что это был памятник южанам, умершим во время заключения в форте Уорен. (Судя по всему, единственный мемориал южанам в штате Массачусетс!)

Раньше он выглядел примерно так (первое попавшееся фото из интернета):



(В скобках замечу, что памятник поставлен Boston Chapter, United Daughters of Confederacy — Бостонским отделением «Дочерей Конфедерации». Воистину, каких только людей не было у нашего царя!)

Пару месяцев назад наш губернатор (республиканец, кстати), приказал забить памятник досками, пока они решают, что с ним делать. Когда этот памятник воздвигли, он (я так понимаю) особых споров не вызывал. Сноу в своей книге описывает его с большим уважением:

Одно из наиболее важных богослужений за время существования форта Уорен было проведено в пятницу 24 мая 1963 года на открытии массивной каменной плиты в честь героев Юга, умерших в заключении в этой северной Бастилии. […] Этот изящный мемориальный знак видно с любого судна, приближающегося к форту с запада, а также с самолётов, пролетающих над о. Джорджа или рядом с ним […]


Времена с тех пор поменялись! Очевидно, даже подобные невинные знаки общественное мнение находит теперь вызывающими, и бросает им ответный вызов. Бостонского отделения «Дочерей Конфедерации» больше не существует. Губернатор собирается полностью убрать маркер с острова. В качестве исключительно личного мнения должен заметить, однако, что бывал я в некоей другой стране, где из катавасии с памятниками ничего хорошего не вышло. Потому что памятники — они в головах, и с прочистки голов и следовало бы начинать (но моего совета тогда не спросили).

Но вернёмся лучше к Сноу. Из-за его борьбы за сохранение острова и форта, посвящённый ему самому мемориал тоже стоит на острове. Я о нём читал раньше, и пока не нашёл, не успокоился и не сфотографировал.



Стоя рядом с мемориалом Сноу, я повернулся и увидел, что нахожусь рядом с берегом и вижу прекрасный вид: острова, облака и сверкающие в морской воде крупицы солнечного света. Я уверен, что Сноу бы здесь понравилось.



* * *

Читая в разных книгах рассказы об островах Бостонской бухты, я всегда замечаю, как тяжело даётся автору придумать, чем завершить главу о каждом конкретном острове.

У меня таких проблем нет. Каждый отчёт о нашей островной экспедиции начинается с прибытия на парусной лодке и неизбежно кончается тем, что мы отдаём швартовы и отправляемся домой.

Остров Джорджа — не исключение. Изучив форт, мы вышли из него, прошлись вокруг, посмотрели на мемориальные плиты, зашли в сувенирный магазин, где я купил пару книг, и к тому времени настала уже пора поднимать паруса.

Мы вернулись к месту нашей якорной стоянки. «Утренняя Глория» (наша лодка в тот день) мирно ждала нашего возвращения. Ветер не поменялся, всё так же тщедушно дул от берега. Вот и хорошо.


Наша лодка «Утренняя Глория» — самая правая

Маленький резиновый тузик тоже мирно ждал нас на пляже. Высадка на бостонские острова с лодки с килем — всегда напряг: причалы открыты только для паромов, нам приходиться вставать на якорь и заморачиваться с надуванием и сдуванием тузика. Но в то же время это задаёт чёткую границу между исследованием земли и исследованием моря. Я сидел на тузике, смотрел на то, как каждый удар весла оставляет на воде мимолётный след и думал о Джордже, этом особенном острове с роскошными видами и призраками прошлого, всё ещё явно там присутствующими, что бы по этому поводу ни думал наш губернатор. Надеюсь, батюшке и Серёге остров понравился.

Вот мы поднимаемся на борт «Утренней Глории», сдуваем тузик, убираем его вниз, снимаемся с якоря, и больше нас там нет.

This entry was originally posted at https://bluedrag.dreamwidth.org/309033.html. Please comment there using OpenID.
Tags: island, photo, sail
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments